Гранадские художники: Один натюрморт Хуана Санчеса Котана

10 августа 1603 года сорокатрехлетний толедский художник Хуан Санчес Котан (Juan Sánchez Cotán) решил завязать с жизнью благополучного мирянина и, отказавшись от всего своего имущества, объявил об уходе послушником в монастырь. К слову об имуществе: одним из его должников по описи числился даже великий Эль Греко, с которым Котан был знаком во время жизни и работы в Толедо.

Через девять лет Котан станет монахом, братом (fray), одного из самых суровых католических орденов – картезианского. В Гранаде, в монастыре Картуха, он перестанет живописать светские сюжеты, полностью отдавшись истории своего ордена, и проживет тут до самой своей смерти в 1627-м. В Гранаде же хранятся сегодня его самые, на мой взгляд, значительные работы.

Натюрморт с битой дичью, овощами и фруктами. Хуан Санчес Котан (1602). Находится в Прадо.

Каждый гранадец знает слово «Картуха». Есть университетский кампус «Картуха», на территории которого, к примеру, находится Facultad de Filosofía y Letras, где учится мой сын. Окна университетских аудиторий смотрят свысока на не действующий ныне монастырь, от которого остался лишь один клуатр, а вокруг него – в бывших трапезных и капеллах – хранятся и выставляются изумительные творения старых мастеров.

Ниже в галерее фото — интерьеры бывшего монастыря Картуха в Гранаде, ныне превращенного в музей.

Богородица и чертополох

Несмотря на то, что, пожалуй, самой известной в миру картиной Котана является портрет бородатой женщины из Пеньяранды (1590 год), я выделяю два других его произведения.  Это фантастический натюрморт с морковью 1604 года и «Непорочное зачатие» 1618 года.

Бородатая женщина из Пеньяранды. Картина Хуана Санчеса Котана хранится в Прадо

В «Непорочном зачатии», которое экспонируется в Музее изящных искусств Дворца Карла Пятого (Museo de bellas artes de Granada), что в Альгамбре, цветы под ногами Девы Марии словно принадлежат кисти Анри Руссо. Они выписаны в редкой для той эпохи манере наивнейшего и нежнейшего примитивизма, и лишь подчеркивают всю волшебность, неземной характер происходящего события — Благовещения.

«Непорочное зачатие» (Inmaculada Concepción). Хуан Санчес Котан

А морковь и корень чертополоха (что в XVI веке было обычной бедняцкой и монашеской пищей) у родоначальника испанского натюрморта Котана размещены на фоне глубочайшей пустоты, предвосхитившей и «Битву негров в подземелье» Поля Бийо, и «Черный квадрат» Малевича.

«Натюрморт с морковью». Хуан Санчес Котан

Когда рассматриваешь натюрморты Котана, возникает ощущение, что он сознательно двигался в своем творчестве к минимализму, подобно тому, как монах-аскет вкушает все меньше материальной пищи, довольствуясь совсем малым, в итоге избавляясь от земных привязанностей насовсем…